Маленькая героиня Подмосковья

Собрал материал о подвиге Марии Зябриковой и рассказал о нем со страниц газеты «Егорьевское утро» заместитель начальника отдела информации, пропаганды и связи с общественностью Михаил Миронов. Приводим ниже текст этой статьи.

МАЛЕНЬКАЯ ГЕРОИНЯ

В трагедии, разыгравшейся в канун старого нового года 2010 года в подмосковном поселке имени Цурюпы, лишь благодаря героическому поступку шестилетней девочки удалось спасти две человеческие жизни.
Из оперативной сводки МЧС России: «12 января 2010 года в 19 часов 22 минуты на центральный пульт пожарной охраны в городе Воскресенске поступило сообщение о пожаре по адресу: поселок имени Цурюпы, ул. Центральная, д. 3. Диспетчером к месту вызова были направлены дежурные караулы четырех пожарных частей – один из Орехово-Зуевского района, один из Егорьевского и еще два из Воскресенска».
– Звонила женщина из соседней квартиры, – рассказывает диспетчер Маргарита Богатова. – Она взволнованным голосом сообщила, что горит квартира на первом этаже. Тут же на место были направлены четыре пожарных расчета и все взаимодействующие службы. В сообщении заявительница указала, что в квартире могут находиться двое детей, и один из них – грудного возраста. Помимо этого, есть угроза распространения пожара на второй этаж. К месту пожара тут же было направлено подкрепление – еще три пожарных расчета.
 Дом номер три по ул. Центральной – кирпичное двухэтажное строение, где в каждом из трех подъездов расположено по четыре квартиры на этаже.
В этот момент в горевшей квартире действительно находились трое взрослых – супруги Татьяна и Александр, брат Александра – Сергей, а также двое детей – шестилетняя Маша Зябрикова и ее полугодовалый брат Дима.
– Я была дома, – рассказывает Роза Зинцова – соседка, сообщившая о пожаре. – К семи вечера приехали с работы мой сын и невестка. Они прошли через подъезд, и ни запаха, ни дыма в тот момент не было. И вдруг внезапно стал мерцать свет. Я пошла посмотреть, горит ли свет в подъезде. Глянула в глазок – темно. Открыла дверь – а там черный дым и железная дверь соседней квартиры – раскаленная. Тут же позвонила по телефону 01. Сын вылез через окно – так было короче, чем обходить вокруг дома, чтобы попытаться спасти детей. Подбежал к окну горевшей квартиры и увидел, что оно открыто. Заглянув внутрь, разглядел, что детская кроватка пустая. Но влезть в окно уже не смог – с потолка падали капли от горящей пластмассы, которой был оклеен потолок.
Из оперативной сводки МЧС России: «В 19 часов 37 минут, по прибытию к месту вызова первого пожарного подразделения, по внешним признакам обнаружилось открытое горение квартиры на первом этаже. Создалась угроза распространения огня на вышерасположенный этаж. Был подан один ствол звеном газодымозащитной службы на спасение людей и тушение пожара в квартире».
– Когда мы прибыли на место, квартира горела по всей площади – говорит Николай Караваев, начальник караула пожарной части № 249, расположенной в д. Соболево, в 12 км от поселка им. Цюрупы, первым прибывший на пожар. – Мы знали, что в квартире находятся люди. Войти в комнаты и кухню, расположенные со стороны подъезда было невозможно – там полыхал огонь. Подав один ствол на тушение пожара через окно, мы попытались в дыхательных аппаратах проникнуть в квартиру со стороны двора, где располагалась детская комната, несмотря на то, что там было сильное задымление. Одновременно водитель с помощью бензореза вскрывал дверь.
– Практически сразу за нами прибыл второй пожарный расчет – продолжает Н. Караваев. – В окне второго этажа мы увидели человека – наполовину парализованного дедушку. Пройдя в дыхательных аппаратах через подъезд, сквозь задымление, вытащили его на свежий воздух. Когда уже все-таки смогли войти в квартиру, там всё сгорело, кроме детской комнаты. А в двух других комнатах мы обнаружили троих погибших.
Далее с интервалом примерно в десять минут к горящему дому прибыло еще два пожарных подразделения.
– Мы думали, что дети находились внутри, – продолжает свой рассказ Роза Зинцова. Но, к счастью, они спаслись. Первоначально, судя по всему, загорелось в коридоре, и тем самым был перекрыт не только выход, но и доступ к воде, так как она у наших соседей была только в ванной. Да к тому же, потолки в квартире были из пластиковых панелей, и сын говорит: «Мам, там два вздоха и сознание потерять можно». Как рассказывала мне после трагедии Маша, мама ей сказала: «Беги к Анжеле. Я сейчас». Наверное, она ее и спустила, и помогла спустить Диму. Но я не удивлюсь, что Маша сама смогла это сделать. Девочка молодец! Другая бы, вот так коснись, упадет ногами биться: куда я без мамы… А Маша – нет. Мороз минус пятнадцать, она с Димой на руках забежала в подъезд, хотела взять коляску, чтобы положить туда Диму. Но в ней не было ни подушек, не одеяла, ничего. И она схватила брата и побежала к маминой подруге. Босиком…
В 20 часов 25 минут, то есть через час после поступления сообщения, пожар был локализован, а еще через шесть минут – ликвидировано открытое горение.
Дом Анжелы Казнаделовой, близкой подруги погибшей в огне Татьяны, расположен буквально в ста метрах. Именно к ней побежала выбравшаяся из горящей квартиры Маша.
– Маша стояла в сарафане и колготках, держа на руках своего брата, одетого в памперс и распашонку, и вся, трясясь, сказала: «Анжела, беги, там мама горит, мама горит! Я слезла с окошка, взяла Диму – и сразу к тебе» – рассказывает Анжела. Но я на место пожара так и не попала – пока детей согрели, накормили… И сразу начали приходить представители то МЧС, то милиции.
Я попросил рассказать Машу о пережитом в тот страшный день.
- Как ты почувствовала, что в квартире пожар?
- Мы были в зале, и я услышала, как мама сказала Саше: «Мы горим!»
- И что ты сделала?
- Открыла окошко, пока еще не все раскалилось, взяла Диму, положила на подоконник, вылезла сама в окошко. Чуть-чуть спустилась, встала на приступок, взяла на руки Диму, прикрыла окошко чуть-чуть и побежала к Анжеле, прямо босиком. Сначала я зашла в подъезд, хотела взять коляску. Но она была вся сырая и холодная, я подумала, что Дима заболеет…
- А что же ты без тапочек побежала, они у тебя слетели?
- Нет, я их искала-искала и не нашла.
- Наверно замерзла?
- Замерзла, но старалась быстро бежать. У Димы ножки замерзли сильно.
- А не страшно было, ты не боялась заблудиться?
- Нет, потому что мамина подружка живет недалеко, на соседней улице. Я бежала изо всех сил. А когда добежала, сказала, что дом горит! Первым делом нас с Димой в куртку укутали…
Маше было нелегко, она ведь сама щупленькая, а в Диме – девять килограмм, добавляет бабушка Маши Тамара Александровна Лаптева. Но вот, Бог миловал – не заболели.
Сейчас Маша и Дима живут у бабушки с дедушкой в частном доме в поселке Обухово.
Из сгоревшей квартиры мы ничего не взяли, да и брать там было нечего – то, что не сгорело, все прокопчено и залито водой – продолжает Тамара Александровна. Диму мы привезли к себе домой в чем? Сняли с какой-то куклы ползунки, памперс на нем был, и кофточка. И в одеяло ватное завернули. Сейчас есть все – и кроватка, и коляска, спасибо людской помощи… Купили стиральную машину, новый холодильник – ведь сейчас приходиться хранить много детского питания.
- Как же так получилось, что взрослые не смогли выбраться?
- Наверное, всё-таки дочери одной не хотелось уходить из горящей квартиры. Ведь всё-таки рядом был муж. А потом, что же, его взять, а мужниного брата оставить? Но в квартире было нечем дышать – потолок был оклеен пластиковыми плитками. Они раскалялись, пластик капал, и комнаты наполнялись очень едким дымом.
- А о причинах пожара Вам ничего не сказали?
- Сказали, что из-за проводки. Якобы что-то там подсоединили. Но я одного не понимаю: ровно за полмесяца до трагедии электросеть по заявке поменяла в квартире счетчик. Неужели специалисты не видели явных нарушений?

Михаил Миронов.